Разделы сайта
 
Доклад (в сокращении) учителя русского языка и литературы основной школы Н.П.Крохмаль на районном МО учителей русского языка и литературы.

Мир литературы в мире публикаций

Доклад (сокращенный вариант)

учителя русского языка и литературы Н.П.Крохмаль

на августовском заседании районного МО учителей русского языка и литературы

(август 2008)


Интересные материалы были опубликованы в минувшем учебном году в рубрике «Я иду на урок» о методике проведения уроков того или иного типа, либо связанные с анализом творчества писателя в свете какой-нибудь отдельной проблемы, либо содержащие сопоставительный анализ двух произведений одного писателя и т.п.

Например, в газете № 6, 2008 года помещена статья Натальи Вишняковой (учитель московской школы «Знак») «Книга об Островском». Мысли, высказанные в статье, могут быть оспорены, как всякое личное мнение, но они имеют право на существование и, на мой взгляд, достойны внимательного осмысления.

Автор Н.Вишнякова видит проблему в следующем: что бы мы ни проходили, о каком бы авторе мы ни говорили, мы говорим одинаково, одним и тем же языком, предлагаем – чаще всего – задания, малоотличающиеся друг от друга. Между тем каждый автор, каждая литературная эпоха нуждающаяся в рассказе собственного стиля. Читая Достоевского, мы параллельно изучаем духовный текст. «Война и мир» позволяет поднять множество исторического материала. Тургенев настраивает на глубокую, серьёзную лирику. Если в этом свете говорить об Александре Островском, то он, прежде всего, театрален – и урокам по Островскому необходима определенная зрелищность, визуальность.

Учителем предложена система уроков по изучению творчества А.Островского, которые объединены общим названием – «Книга об Островском». Творчество драматурга учащиеся, разбившись на группы, изучают по проблемам; знания, которыми овладели ученики, оформляются в виде книги (элементы проектной деятельности).

Например, первая группа учащихся работает по проблеме: «Освоение драматургического лексикона» и выполняет следующие задания:

– чем отличается реплика от монолога;

– что такое ремарка;

– для чего нужны сведения о героях, предшествующие тексту;

– какова композиция классической пьесы и другие.

Вторая группа учащихся работает над проблемой: «Знакомство со словарем писателя». По отдельным словам и выражениям восстанавливается бытовая реальность того времени, составляется словарь по прочитанной пьесе (чаще всего – по пьесе «Гроза»).

Словарными станут слова: благостыня, кляуза, обетованная земля, трущоба, божиться, богомолье, рубище, вертопрах, геенна огненная, зелье, купечество и другие.

Третья группа учащихся отбирает и анализирует материал по проблеме: «Говорящие фамилии в пьесах Островского». Им дается установка: фамилии в пьесах Островского «говорят» не только о характере героя, но фактически дают информацию о нем. Купеческие имена отличаются от дворянских простотой, отсутствием изысканной благозвучности, купеческое отчество почти никогда не пишется полностью (Захарыч, Силыч, Елизарыч, Гаврилыч).

Следующая группа учащихся работает над составлением эскиза декорации к одной из сцен пьесы, над созданием эскиза костюма определенного героя.

Следующая группа работает над вопросом: «Театр второй половины XIX века. Островский – человек театра». Примеры заданий приведены в статье (в т.ч. – работа над словами травести, инженю, трагик, амплуа и др.).

После изучения тем собирается и оформляется книга об Островском, затем происходит ее устная презентация (по разделам). В результате такой формы работы можно решить следующие учебные задачи:

– контроль за чтением;

– зачет по теме, проходящей в новой, необычной форме;

– разнообразие форм учебной деятельности;

– приобретение опыта публичного выступления;

– язык Островского как часть языка русской классики не может не запомниться, станет частью личной культуры.

Газета «Литература» № 2, 2008 года получилась тематической. Весь номер посвящен прозаическому творчеству Н.Гоголя. Цель такой публикации объяснена во вступительной статье: рассказать описателе заинтересованно и нешаблонно, так, чтобы Гоголь запомнился ученикам как праведник, даже как щеголь, но в первую очередь – как писатель, чьё присутствие в жизни необходимо в жизни каждому. Большой интерес представляет рассуждение Елены Анненковой «Чем может быть интересна современному читателю книга Гоголя? (»Выбранные места из переписки с друзьями«). Книга представляет собой чрезвычайно важное явление в творческом и духовном развитии писателя. Учитель может почерпнуть из неё интересный и парадоксальный материал для знакомства учащихся с личностью Гоголя. Просто жизнь – со множеством её проблем – есть предмет для размышления в этой книге. Она состоит из глав – писем. Лица, которые „занимают“ автора, вынесены в заглавие, например, „Что такое губернаторша?“, „Русский помещик“, „Занимающему важное место“, „Чем может быть жена для мужа в простом домашнем быту, при нынешнем порядке вещей в России“. В „Выбранных местах…“ Гоголь выдвигает тезисы, которые поразительно современны сегодня, но также и такие, которые не поддаются лёгкой расшифровке.

Иногда кажется, что редакция газеты, лукаво улыбаясь, затевает с читателем игру: „Знаешь ли ты?“. Например, в статье, посвященной особенностям лирики М.Цветаевой (№ 5, 2008), есть утверждение: „Даже излюбленные „цветаевские“ анжамбманы в поздних стихах звучат совсем иначе, чем в ранних“. Расчет правильный: уж кто-кто, а учитель словесник не пропустит малознакомое или вовсе незнакомое слово и обратится к словарю (анжамбманы – фр., переносы).

Конечно же, газета не стоит в стороне от тех насущных проблем, которые волнуют сегодня учителя литературы. Публикует рецензии отдельных художественных произведений текущего периода, выделяя книги, достойные, по мнению редакционного коллектива, особого внимания. К таким книгам, например, редакция отнесла роман Людмилы Улицкой „Даниэль Штайн, переводчик“. Он представляет собой цикл писем, каждое письмо образует самостоятельную новеллу со своим сюжетом, и все эти письма связаны героем нашего времени – Даниэлем Штайном. Письмо автора тоже входит в этот коллаж (так назвала книгу сама Улицкая). Сюжет движется не во времени; рядом описываются события сороковых, девяностых, шестидесятых годов. Письма соединяют Польшу, Россию, Америку, Израиль, Бразилию и Белоруссию. Отражена картина той разноголосицы, которая царит сегодня в земных пределах. Выстраивается круг важных проблем, поднятых автором. Что есть Бог? Если Он есть, то почему властвует зло? Если есть Холокост, то чем Бог отличается от дьявола? Как примирить столь непримиримые идеи и желания, которые властвуют над людьми, над семьями, племенами, народами? Эти вечные идеи даны как живая сегодняшняя боль.

Сердцевина души главного героя Штайна – любовь к каждому человеку, снисхождение к людским слабостям. Его несформулированный постулат подобен постулату Достоевского, утверждавшему, что, если даже Христос окажется вне истины, он остается со Христосом. Даниель не сомневается, что милосердие выше законопослушная, любовь к человеку выше юридической справедливости. Вот позиция редакции: „… мы … убеждены, что перед нами яркое, необычное и новаторское произведение“. (№ 5, 2008) В этом же номере газеты (№ 5, 2008) помещена небольшая и тоже хвалебная рецензия книги Дины Рубиной „На солнечной стороне улицы“. Отмечается особенность её писательской манеры: яркость стиля, экспрессия, внутренний драйв, как будто по страницам гуляет солнце, отсутствие подспудной назидательности, множество отдельных историй – лагерных, военных, любовных, семейных, авантюрных, творческих.

„Литературная газета“ регулярно рассказывает о важном и, безусловно, трагическом событии в современной деревне – расколлективизации, а этот процесс не менее важен, чем в 1861 году, когда отменили крепостное право, чем после 17 года, когда уничтожили помещичье землевладение, чем в 30-е годы, когда крестьян сначала ограбили, а потом согнали в коллективные хозяйства. Через десятилетия и в этих хозяйствах как-то сложился свой жизненный уклад. Сегодня снова сделан разворот на 180 градусов. Лучшими рассказами писателя последнего периода названы следующие: „Не надо плакать“, „Фетисыч“, „Говори, мама, говори…“, „Пиночет“ и другие.

„Фетисыч“ – это рассказ о сельском мальчике, который живет в деревне, разваливающейся на его глазах. Разрушена больница. Она разграблена. Даже дерматин с двери аккуратно снят: сельский умелец использует его, когда шьет тапочки. Заброшен магазин. В нем оставлен старый холодильник, в который дети прячутся, когда играют в прятки. В школе пять учеников всего, но вот умирает работавшая там единственная учительница, и школу тоже собираются закрыть. Мальчик Фетисыч мудр недетской мудростью (поэтому и зовут его так – по отчеству). Он сам собирает на занятие детей, открывает школьный журнал, всех поименно выкликивает. Выговаривает. Почему цветы на подоконнике не политы? Почему журнал погоды, как учительница велела, не заполнен? Он идет один, через лес, через топь, в центр – учительницу новую искать. Найдет? Не найдет? Но школы, пока есть Фетисыч, не закроют. Он не позволит. Он тот юный праведник, без которого не стоит село, не стоит город, не стоит Россия.

Рассказ Екимова „Говори, мама, говори…“ высветил тот аспект проблемы отцов и детей, который порожден современной действительностью. Дочь уехала из хутора за полторы сотни верст, бросив старуху мать. А чтобы совесть себе успокоить, оставила мобильный телефон, объяснив, на какую кнопку нажимать, когда „коробочка“ засветится и запоет.

Паскудная, вроде бы, ситуация. Легко представить, что мог бы сделать из этого иной писатель, для которого мобильники, конечно, от дьявола. Так и видишь финал: лежит мертвая старуха с остекленевшими глазами, а рядом весело наигрывает черная коробочка. Но это не Екимов. У него целомудренный взгляд на жизнь.

„По утрам теперь звонил телефон-мобильник … объявлялся голос дочери, словно она рядом:

– Мама, здравствуй! Ты в порядке? Молодец! Вопросы и пожелания? Замечательно! Тогда целую. Будь – будь!“ Все-таки связь. Все-таки звучит по утрам голос дочери, и старухе легче становится на душе. Дочь помнит. Одна беда – тариф„. Вот этот „тариф“ никак не вмещается в сознание старухи. Вот он, голос дочери, рядом, а не ухватишь. Не расскажешь ничего. Даже того, что упала недавно разбилась…“ Тариф!»

Удивительный рассказ! Вдруг героем становится не человек, а телефон. На него замкнуты судьбы человеческие. Но и здесь Екимов находится если не выход, то оправдание. В дочери заговорила память, и проснулась совесть. Волшебная коробочка вдруг ожила, засветилась и заиграла весело не утром, как положено, а в неурочное время. Голос дочери попросил:

– Говори, мама, говори!

Кажется, что старуха несет какой-то вздор, говорит о мелочах, но в этих мелочах – ее жизнь, которая подходит к концу, и, если не дать матери выговориться, то потом ничто не воскресит деталей и заставит дочь жить с тяжелым чувством вины. И дочь, забыв о тарифе, слушает немудреный рассказ: «Вот я и гутарю. Ныне какая-то склизь. А тут еще эта кошка… Да корень этот под ноги лезет, от грушины. Нам, старым, ныне ведь все мешает. Я бы эту грушину навовсе ликвидировала, но ты ее любишь. Запарить ее и сушить, как бывалоча… Опять я не то плету… Прости, моя доча. Ты слышишь меня?» В далеком городе дочь ее слышала и даже видела, прикрыв глаза, понимая, как все это зыбко и ненадежно, и боясь одного: вдруг оборвется и, может быть, навсегда, этот голос. Поэтому дочь повторяла: «Говори, мама, говори…»

Не надо думать, что Борис Екимов эдакий благостный писатель, все приемлющий, все оправдывающий. За последние десятилетия не было повести более страшной и социально обнаженной, как провод без изоляции, чем его повесть «Пиночет». Пиночет – это кличка председателя колхоза, кличку ему дали колхозники. Принято считать, что народ умен, наблюдателен, зрит в корень, клички и прозвища дает со знанием дела. Но вот незадача: прозвище «Пиночет» председателю дали за то, что он прилагает титанические усилия, чтобы не дать развалить хозяйство, пресекает безжалостно действия крупных и мелких несунов и воришек, алкоголиков, захребетников. Строить, созидать трудно, развалить легко. Это истина известная. Председатель – созидатель, не «подпорченный» жаждой личного обогащения, да и руководить хозяйством он вначале согласился только потому, то дал слово у больничной койки председателю – отцу. Когда отец умер, Корытин-сын вплотную занялся проблемами колхоза и ужаснулся той бездне разрушения, которая разверзлась… Он достал тубу, чтобы починить водопровод, привез и выгрузил ее поздно вечером. К утру труба была украдена… Свинарка украла колхозных поросят, воспользовавшись тем, что раньше не было строго учета того, сколько их появляется на свет. Корытин возбудил уголовное дело, и она, хроническая алкоголичка, легко заливалась слезами и порочила председателя за то, что он, якобы, не пожалел ни ее саму, ни ее детей. Жестоко? Наверное. Но воровство поросят прекратилось. Когда начинается уборка хлеба, председатель лично – не тайно, а открыто! – участвует в хронометраже, и все равно вечером, а особенно ночью время на один рейс у многих водителей удлиняется: они завозят зерно нового урожая к себе домой или тем, кто с ними попросту договаривается. Зерно председатель возвращает, но опять слышит вслед: «Пиночет!».

Выращивать коров колхозу «помогает» чеченец Ваха. Он взял в аренду колхозную ферму, держит на ней и свой личный скот, кормит его колхозными кормами, его коровы и телята ухоженные (в отличие от колхозных), их шкуры лоснятся и блестят, Ваха торгует на рынке молочной продукцией и чувствует себя полновластным хозяином фермы. Беззаконие творит не таясь. В его семье несколько единиц транспорта, в том числе личные иномарки у обоих сыновей, которые вызывающе дерхат себя с местной молодежью и, по слухам, имеют оружие. Точно зная, что Ваха среди тех, кто ссыпал себе несколько машин зерна нового урожая, председатель вызывает из райцентра группу ОМОНа и ставит Ваху перед выбором: он с семьей уедет с территории области или будет лишен свободы сам (за воровство) и его дети (за незаконное хранение оружия). Времени выполнить условия дает в обрез – до утра.

Даже в новогоднюю ночь он не сидит с семьей за праздничным столом, а едет в котельную. Жене он объясняет, что, как показывает практика, истопники могут перепиться и уснуть, и тогда система отопления выйдет из строя.

Можно быть или не быть сторонником такой жесткой системы руководства, рассуждать, откуда ее корни, дискутировать о том, какая форма хозяйства нужна сегодня деревне. Екимов же с болью в сердце обращает наше внимание на проблемы современной глубинки. И если очень уж охватит полемический азарт и обвинительные слова в адрес председателя-Пиночета готовы будут сорваться с губ, стоит прочитать – и обязательно перечитать! – одну из основных, убийственных в своем мрачном реалихме сцен повести.

… К председателю приезжает сестра из Сибири. Они давно не виделись, и чтобы подольше побыть вместе, сестра ездит с братом на его служебной машине, пока он решает колхозные проблемы. Она ощущает неприязнь людей к брату, слышит обвинения в его адрес, расстраивается, просит его быть подобрее, даже плачет из-за его неуступчивости. Она врач, и находятся люди, которые, не стесняясь, просят ее найти нужные лекарства и вылечить брата: он болен, так относиться к людям, по их мнению, нельзя!

Но вот брат-председатель и сестра подъезжают к каким-то строениям, останавливаются, брат объясняет, что сейчас закончит дела, отвезет ее к поезду на станцию, а пока советует ей размяться перед дальней дорогой.

Цитата:

«Она выбралась из кабины и встала, ошеломленная.

Рядом, откинув на землю задние борты-трапы, стояли „КамАЗы“. Возле них кучей теснились страшные, на коров не похожие скотиняки: рога, череп, проваленные глаза, грязная, в сосулях, шерсть, острые хребты, ребра, маклаки – все наружу, лишь кожей обтянутое. Коровы сами лезли на трап, по которому подняться у них сил не хватало, и они падали и ревели, вытягивая тощие шеи, видя и чуя совсем рядом пахучую солому, настланную в кузовах. Люди поднимали коров, пропуская под брюхо брезентовые ремни, волокли в кузов, укладывая на подстил. Коровы тут же начинали яростно грызть сухие будылья соломы. А те, что еще оставались внизу, на земле, истошно и тонко мычали, лезли и падали, пытались подняться и не могли. И тогда принимались реветь, задирая голову, словно предсмертно. Висел над базами, сливаясь и впереклик, неумолчный вопль.»

Однако до кульминации в этом эпизоде далеко. Председатель объясняет сестре, что решил купить замученных животных (настоящие «хозяева», объявившие себя акционерным обществом закрытого типа, продают их совсем дешево!), подкормить их в своем хозяйстве до осени, сдать на мясокомбинат и получить прибыль. И он рассказывает, какую картину он увидел на ферме, когда приехал договариваться о покупке: горы коровьих и телячьих трупов как бы шевелились, потому что по ним сновали осмелевшие крысы, которые уже не разбегались при приближении людей, всюду валялись рога, копыта, обглоданные кости. «Наши лисапеты», – проходя мимо, пошутил местный скотник, и этот черный юмор пришлось оценить по достоинству, потому что объеденные трупы действительно напоминали велосипеды.

Сестра плачет. Во-первых, от увиденного. Во-вторых, понимая, сколько усилий приложил брат, чтобы избежать такого развала в своем хозяйстве. «Зачем, зачем ты туда вернулся, братушка»… – шепчет она. А перед читателем в полный рост стоит герой, решившийся на такой выбор. И этот выбор не экономический, это – выбор сердца. Корытин, конечно, никакой не Пиночет. Эта злая кличка как будто нарочно приклеена ему теми, кто считает, что сильная власть в России – это непременно диктатура. В беседе с корреспондентом «Литературной газеты» П.Басинским Екимов сказал, что был прототип у Пиночета, такой же нестандартный и совестливый. Был, потому что сейчас его нет – умер от болезни сердца.

© 2009-2018 МБОУ Вечерняя (сменная) ОШ
347250, Россия, Ростовская область, г. Константиновск, ул. 25 октября, 57.
Телефон: 8 (86393) 2-18-50. E-mail: VEHSCOLA@yandex.ru | Создать сайт